Дом Пастернака. Пресса
Пишите, звоните


Фонд «Юрятин».
614990, г. Пермь,

ул. Букирева, 15, каб. 11

Тел.: +7 (342) 239-66-21


Дом Пастернака

(филиал Пермского краевого музея)

Пермский край,

пос. Всеволодо-Вильва,

ул. Свободы, 47.

Тел.: (34 274) 6-35-08.

Андрей Николаевич Ожиганов, 

заведующий филиалом музея —

Домом Пастернака:

+7 922 32 81 081 


Как добраться, где остановиться


По вопросам размещения

в гостинице в пос. Карьер-Известняк

(2 км от Всеволодо-Вильвы)

звоните: +7 912 987 06 55

(Руслан Волик)



По вопросам организации экскурсий

из Перми обращайтесь по телефонам:

+7 902 83 600 37 (Елена)

+7 902 83 999 86 (Иван)

e-mail


По вопросам организации экскурсий

по Дому Пастернака во Всеволодо-Вильве

обращайтесь по телефону:

+7 922 35 66 257

(Татьяна Ивановна Пастаногова,

научный сотрудник музейного комплекса)



Дом Пастернака

на facebook 


You need to upgrade your Flash Player This is replaced by the Flash content. Place your alternate content here and users without the Flash plugin or with Javascript turned off will see this.

Пресса


Связь времен проходит через дом Бориса Збарского // «Новый компаньон» от 24 июня 2008

В поселке Всеволодо‑Вильва Александровского района Пермского края прошел международный научно‑практический семинар «Очаги культуры в провинции: опыт картографии». Местом его проведения стал мемориальный центр «Дом Бориса Збарского» — восстановленное здание, в котором в 1916 году жил Борис Пастернак.

По словам организатора семинара, профессора Владимира Абашева, это была не простая научная конференция, но некий эксперимент, в котором в качестве «подопытных» выступили, с одной стороны, 30 ученых из разных городов России, а также из Кракова (Польша), а с другой стороны, жители Всеволодо‑Вильвы. Организаторы задумали не только теоретически осмыслить тему очагов культуры в провинции, но и «примерить» роль такого очага на поселок, который когда‑то, несомненно, был им.

Об экстремальной конференции рассказывает ее идейный вдохновитель Владимир Абашев.

— Владимир Васильевич, в каком состоянии находится Дом Збарского?

— Дом хорошо восстановлен, красиво смотрится. Сейчас единственное, что там не сделано, — это ландшафтный дизайн. Территория вокруг дома пустая и совершенно неблагоустроенная.

Но главное, что нужно решить, — это вопрос собственности. Дом строило краевое управление капитального строительства, и сейчас его необходимо передать в агентство по имуществу, придать ему краевой статус, чтобы этот мемориальный и культурно-досуговый центр заработал на полную катушку. И решать его судьбу надо вместе с министерством культуры. Если его главой станет Борис Мильграм, он наверняка заинтересуется этим проектом — он уже «в теме».

Это не музей Пастернака. В словосочетании «Дом Бориса Збарского» главное слово — «дом»: обжитое, уютное, приватное пространство. Необходимо как можно чаще там бывать, собирать людей, читать лекции.

Дом Збарского должен стать необходимым местным жителям. Надежды на это в местном сообществе есть, но есть и скепсис. Наш успех с проведением семинара способствовал тому, что у нас появились новые сторонники.

— Что еще вы планируете проводить в доме Збарского?

— Организуем экскурсию во Всеволодо-Вильву для участников фестиваля «Пилорама».

Надо начинать восстановление предметной среды. Все исследования на эту тему уже проведены, проект готов. Историк Павел Корчагин в архивах Саввы Морозова нашел полную опись предметов, находившихся в доме, вплоть до чайной ложки. Оказалось, что вся мебель была изготовлена на Юговской мебельной фабрике в начале ХХ века — это было в те годы мощное производство.

В доме будут две зоны — зеленая гостиная и кабинет управляющего. Это будет не музей Пастернака, а музей Всеволодо-Вильвы, в истории которой Пастернак — один из героев. Мы хотим воссоздать историю поселка от Всеволожских до советского «Метила».

— Что представлял собой поселок в дореволюционные и в советские времена?

— Это был настоящий очаг культуры.

Одна из наших докладчиц, московский театровед Ольга Купцова рассказала об истории театральных затей Всеволожских, которые организовали театры и во Всеволодо-Вильве, и в Пожве, и в других владениях. Заводской театр в Вильве был и при Савве Морозове.

Очень интересным был доклад Павла Корчагина. Он представил Савву Морозова мощным культуртрегером, человеком, который понимал, что успех его предприятий зависит от качества жизни людей, которые на них работают. Он организовал в поселке школу, разбил парк, заботился о быте рабочих.

Существует множество фотографий тех времен. На одной из них — семейство рабочего на крыльце дома. Осанистый, могучий мастер с роскошной бородой и его дети, в руках у которых — молоточки для крокета, а рядом лежат мячи. Дети рабочих играли в крокет! Молодые рабочие на фотографиях — этакие франты, с тросточками, в шляпах, в начищенных сапогах. Очень много достоинства в лицах.

На рубеже XIX-XX веков на Урале был промышленный подъем, на заводах хорошо платили… Как и в 1970-е годы.

— О советском периоде жизни на заводе и в поселке были доклады?

Мы не планировали, но совершенно неожиданно рассказ об этом на конференции состоялся. Перед нами выступил «патриарх» Всеволодо-Вильвы Юрий Петрович Зенков, директор «Метила» в советские времена. Произвел на всех огромное впечатление: роскошная седая шевелюра, прекрасная речь, великолепная осанка. Классический пример «советского генерала»! Он рассказал о годах расцвета градообразующего предприятия.

В поселке тогда было много интеллигенции — инженеры, учителя, врачи, библиотекари. Всеволодо-Вильву относили к числу «перспективных поселков». Здесь был роскошный клуб на 400 мест, и когда в нем проходили заводские концерты, то руководство завода не могло пробиться к трибуне — настолько забитым оказывался зал. В структуре соцсоревнования на заводе был пункт «Общественная и культурная деятельность». Работало множество кружков.

Кое-какие кружки есть и сейчас, имеется библиотека, которая очень востребована — половина жителей поселка в нее записаны. Участники конференции обещали помогать библиотеке книгами.

Это и есть культура. Высокомерное отношение к литературным кружкам на заводе — ущербно. Культура — это не производство шедевров, а производство жизненного уровня.

— А в научном плане ваш эксперимент удался?

— Наш подход к теме оказался абсолютно верным. Накопилось множество содержательного материала, который надо бы оформить в сборник. Мы не планировали сборник по итогам семинара, но доклады оказались такими интересными, что их необходимо переработать в статьи. Они, кстати, могут быть интересны широкому кругу читателей. Мы ведь не говорили о великом — мы говорили о том, как культура смыкается с бытом.

Профессор Лариса Соболева из Екатеринбурга в своем докладе предложила типологию описания культурной жизни в виде триады: культурные очаги — культурные центры — культурные территории. Все это с примерами, с хорошо разработанными критериями.

Профессор Леонид Быков из Екатеринбурга с массой колоритных подробностей рассказал о музее Степана Щипачева в небольшом уральском городе. Был очень любопытный рассказ о художественной жизни Нижнего Тагила, о литературной жизни Урала начала XIX века…

Все это не только интересно, но и поучительно. Очаг культуры — это синергетический эффект. В разреженной среде людям с интеллектуальным потенциалом холодно. Они ищут сближения. Это и произошло во Всеволодо-Вильве в 1916 году.

Юлия Баталина

вернуться в каталог