Дом Пастернака. Пресса
Пишите, звоните


Фонд «Юрятин».
614990, г. Пермь,

ул. Букирева, 15, каб. 11

Тел.: +7 (342) 239-66-21


Дом Пастернака

(филиал Пермского краевого музея)

Пермский край,

пос. Всеволодо-Вильва,

ул. Свободы, 47.

Тел.: (34 274) 6-35-08.

Андрей Николаевич Ожиганов, 

заведующий филиалом музея —

Домом Пастернака:

+7 922 32 81 081 


Как добраться, где остановиться


По вопросам размещения

в гостинице в пос. Карьер-Известняк

(2 км от Всеволодо-Вильвы)

звоните: +7 912 987 06 55

(Руслан Волик)



По вопросам организации экскурсий

из Перми обращайтесь по телефонам:

+7 902 83 600 37 (Елена)

+7 902 83 999 86 (Иван)

e-mail


По вопросам организации экскурсий

по Дому Пастернака во Всеволодо-Вильве

обращайтесь по телефону:

+7 922 35 66 257

(Татьяна Ивановна Пастаногова,

научный сотрудник музейного комплекса)



Дом Пастернака

на facebook 


You need to upgrade your Flash Player This is replaced by the Flash content. Place your alternate content here and users without the Flash plugin or with Javascript turned off will see this.

Пресса


Охота за смыслами // «Культура» от 8-15 октября 2009

В середине лета в последнем европейском городе России, если вести отсчет с Запада, или в первом европейском городе, если подходить с восточной стороны Уральского хребта, была сформирована журналистская экспедиция. «Горнозаводская цивилизация в XXI веке: тупики и перспективы» — такова была ее тема, цель — поиск новых ресурсов развития типичных для Урала монопромышленных территорий, которые оказались особенно уязвимыми в современном мире. Организаторы экспедиции убеждены: ресурсами развития вполне могут стать история и культурное наследие индустриальных территорий, а также их богатый природный ландшафт. Итак, экспедиция отправилась в путь на поиски смыслов и перспектив Горнозаводской цивилизации. Затеяли это путешествие Пермский общественный фонд культуры «Юрятин» под водительством Владимира и Марины Абашевых, министерство культуры и массовых коммуникаций Пермского края, попечительский совет поселка Всеволодо-Вильва, Пермский краевой музей. Проект реализовывался при поддержке АНО «Единство журналистики и культуры» в рамках проектной линии «Культурные инициативы и журналистика». Такова официальная подоплека предприятия.

Первый ВПК России

Несколько слов собственно о горнозаводской цивилизации. Вот каким образом ее характеризует певец Урала и Пермского края писатель Алексей Иванов: «Горнозаводская цивилизация» — обобщенное название уральского образа жизни. Урал существовал обособленно от России: здесь была индустриальная «империя», которой управляли горные генералы, а губернаторы не имели власти. Здесь были своя форма крепостного права, свое войско, своя валюта, свое административное деление и т.д. Здесь развивались собственные формы «промышленного искусства»: камнерезный промысел, эмаль, гравюра на металле, иконопись, художественное литье, «деревянные боги». Была своя мифология, отраженная в «зверином стиле» и сказах Бажова. Было свое представление о ценностях жизни — например, работа считалась важнее свободы. Были свои святые и герои — например, Симеон Верхотурский и Данила-мастер. Самое главное — здесь был свой тип поселения: город-завод».

Горнозаводскую цивилизацию называют первым ВПК России, она сформировалась на Урале в XVIII столетии, пережила век XIX и трансформировалась в советскую индустриальную цивилизацию, сохранившую многие существенные черты старой горнозаводской. Но в конце XX века стал очевиден кризис великой горнозаводской цивилизации, исчерпанность традиционной — исключительно индустриальной — модели развития этих территорий.

Пермь как текст

Городом Пермь стала благодаря Екатерине II, у которой созрел, как сказали бы сегодня, амбициозный проект. В 1781 году она подписала Указ о наместничестве и определила имя нового города. Екатерининская Пермь задумывалась как столичный губернский город с экспансией на Восток, у его истоков стоял завод, что во многом определило развитие мифологии города. В дальнейшем образ Перми как заводского города развивался и ширился, в советское время он достиг своего апогея — кузница страны, крупнейший промышленный центр с мощными военными объектами и секретными заводами и т.д.

Современная Пермь неказиста. Впечатляет в городе не рукотворное, а природное. Прекрасный ландшафт никак не обыгран, он тонет в серости и скуке городского устройства: безликая архитектура, огромные пустоты между строениями, унылая топонимика. Впечатляющая деталь: Пермь с населением чуть более одного миллиона человек является вторым по площади городом России. После Москвы!

Об унылой топонимике. Это определение при ближайшем рассмотрении оказывается слишком мягким. Унылая топонимика — это когда, к примеру, улица Счастья пересекается с улицей Верности. Тут что-то более серьезное, депрессивное, что ли. Советские времена ушли безвозвратно, а вот бессмысленные сегодня названия улиц остались: улицы Коммунистическая и Ленина, Комсомольский проспект (даже загримированный под культовый Компрос, он остается Комсомольским проспектом — не вырубишь топором). «Ну что хорошего может произойти с улицей Газеты «Звезда»? Как должна выглядеть улица Ленина эпохи капитализма? О чем говорит улица Двадцать пятого Октября?» — вопрошает министр культуры Пермского края Борис Мильграм. И сам себе отвечает: «Эмоциональный и экзистенциальный тупик». Владимир Абашев, которого без тени сомнения можно квалифицировать как преобразователя городского пространства, считает, что первым шагом на пути возвращения городу его смыслов должно стать возвращение улицам их исторических имен. И губернатор Пермского края Олег Чиркунов вовсе не против переименований, но, ставя во главу угла демократические процедуры, он настаивает на том, чтобы переименования произошли по воле народа. За последнее время жители лишь одной улицы проголосовали за возвращение ей исторического названия.

«Пермь надо рассказывать, и это ее существенная особенность, — утверждает Абашев. — Пермь — город вербальный, а не визуальный». И предлагает совершить небольшой экскурс в символику города.

Памятник эпохи индустриализма

Где-то на берегу Камы на территории Мотовилихинских заводов под землей таится грандиозный артефакт — усеченная чугунная пирамида с основанием 5 на 5 метров и высотой 4 метра. 630 тонн литого черного чугуна опирается на фундамент из каменных блоков, уходящий вниз на глубину 12 метров. Эта подземная пирамида — шабот, или стул исполинского парового молота с ударом в 150 тонн. Когда-то он был самым мощным в мире. Его спроектировал горный инженер Николай Воронцов, первый директор пермских пушечных заводов. Каждый приезжающий в Пермь на рубеже XIX и XX веков считал своим долгом съездить в Мотовилиху и посмотреть на знаменитый молот. Больше в Перми смотреть было нечего. Сооружение этого молота можно считать поворотным моментом в истории города: полусонный губернский центр, почти лишенный промышленности и, в отличие от Екатеринбурга, имевший только административное значение, под удары этого молота стал превращаться в индустриальный город и постепенно приобрел тот облик, который имеет сейчас. В каком-то смысле уже тогда Пермь стала превращаться в Молотов, и ее переименование в 1940 году в символическом плане не выглядит случайным. В 1969 году очертания молота переместились на городской герб, и мотовилихский молот стал символом советской Перми. Сам же молот демонтировали еще в начале 1920-х годов, единственная подлинная часть — чугунный шабот на каменном столпе — осталась под землей.

Замещение цивилизации культурой

Мифы строят города — с этим сегодня уже никто и не спорит. Главная проблема Перми заключается в том, что она до сих пор держится за бесперспективный миф, навязанный советской историей, — миф города-завода. Но очевидно, что его конец не за горами. Образ «города-завода» в последние годы активно размывается другими, более привлекательными образами и мифами. «Речь, конечно, не идет о произвольном и безответственном фантазировании на темы городской мифологии. Мы говорим о том, как проявлять и развивать латентные, забытые или еще не осознанные, но реальные, укорененные в истории и ландшафте структуры памяти, а далее — закреплять их в городском пространстве, расставляя в нем материальные носители этой памяти», — говорит Владимир Абашев. Так должно происходить постепенное замещение цивилизации культурой.

Вот пример. Фонд «Юрятин» осуществляет проект по формированию пастернаковского слоя в памяти города. После публикации в России романа Пастернака «Доктор Живаго» Пермь обрела шанс получить новое измерение. Ведь пастернаковский Юрятин и есть Пермь, увиденная глазами великого поэта. Серьезная работа по проявлению пастернаковского слоя набрала обороты в 2006 году в связи с 90-летием приезда Пастернака в Пермскую губернию. И сегодня Пастернак стал ощутимой частью смысловой реальности Перми. Утвердилось отождествление известных мест города с топосами романа. «Дом с фигурами», юрятинская читальня, дом Лары появились на карте города. Разговор о Пастернаке стал обязательной темой обзорных экскурсий по городу, в сквере близ «юрятинской читальни» установлен первый в России памятник Пастернаку. На этой же волне в Перми был открыт ресторан «Живаго», ставший одним из знаковых мест города. Во дворике ресторана стоит бюст Пастернака, один из залов являет собой библиотеку, в которой представлены многочисленные издания романа.

Счастье не за горами

Создание в Перми музея современного искусства — отдельная страница в преображении культурного пространства города. Вхождение современного искусства в Пермь не было безоблачным и вызвало дискуссию в местном сообществе, часть которого воспринимала открытие музея как культурную интервенцию. Однако прошедшая осенью прошлого года в музее выставка «Русское бедное» была признана экспертами одним из лучших художественных проектов недавнего времени. Ее посетили более 40 тысяч человек, что является рекордом для Перми. Полуразрушенное здание речного вокзала, в котором разместился музей, было отреставрировано внутри и частично снаружи, у входа расположились столбы с деревянными грачами работы Николая Полисского. На набережной Камы, за зданием бывшего речного вокзала — многообещающая надпись огромными, кривоватыми буквами: «Счастье не за горами!» В этом году Марат Гельман занял пост директора нового Музея современного искусства Перми. В качестве приоритетных целей руководство музея рассматривает повышение качества жизни горожан, продвижение актуальных направлений в искусстве, формирование творческой среды и имиджа города, международную культурную интеграцию и открытие новых имен. Кстати, в работе Музея современного искусства задействованы около 1000 человек.

Чусовой, Усьва, Всеволодо-Вильва

Одна из остановок экспедиции — город Чусовой. Этот промышленный центр Пермского края славен своей металлургической промышленностью. И вот здесь и происходит первое столкновение с контрастами, порожденными горнозаводской цивилизацией, которые нам еще не раз предстоит лицезреть. Чадящий, черный город в глубокой долине контрастирует с фантастическим ландшафтом. Чусовой — город трех живописнейших рек, и здесь противоречие возникает с самим понятием «река», когда ты видишь, как они несут разноцветные воды — желтые, зеленые, оранжевые. В реки Чусовую, Усьву и Вильву попадают железо, марганец, хром, нефтепродукты. Валовой выброс вредных веществ в атмосферу превышает 16 тысяч тонн в год, наибольшему загрязнению подвергается территория в радиусе 6 километров. Более тонны вредных веществ в атмосферу выбрасывает Чусовской каменный карьер.

Неподалеку от Чусового, на горе, расположена горнолыжная база «Огонек», интересная тем, что в живописной горной долине на территории в 3 гектара развернут музей под открытым небом, созданный одним человеком — бывшим спортсменом Леонардом Постниковым. Здесь представлены разного рода постройки — крестьянские избы и подворья, церквушки, наполненные предметами быта и культа. Музей создан в советское время (он основан в 1981 году) советским человеком. Человеком, который не принял новой реальности. Отсюда уже ставшая привычной шизофреничность пейзажа: напротив деревянной церкви стоят невысокий Ленин и головы Маркса и Аркадия Гайдара. На въезде в музей вас встречает Александр Грин со своими «алыми парусами», а территория музея периодически оглашается гремящими советскими песнями. В этом месте ощущается странная концентрация времени, которая вряд ли сможет наполнить хоть каким-нибудь смыслом эти былинные места.

Весьма характерна судьба поселка Усьва — в Пермском крае таких мест немало. Горнозаводская цивилизация откатилась, оставив изуродованную природу и поломанные человеческие судьбы. Еще недавно в поселке работали шахты и, несмотря на отравленные реки и не очень комфортабельное жилье с удобствами во дворе, бурлила жизнь. Сейчас шахты закрыты, работы нет, и занятий тоже нет. Ведь здесь живут не крестьяне, обустраивающие природное пространство, а рабочие, не приспособленные ни к крестьянскому труду, ни к созданию городской среды. Это важнейшая проблема рабочих поселков и небольших городов. Аналогичная ситуация и в поселке Всеволодо-Вильва — крупный метиловый завод закрыт, работы нет, местный полугородской-полусельский пейзаж удручающ. И все же надежда на преображение жизни всеволодо-вильвенцев появилась, и связана она с восстановлением дома управляющего, где полгода жил Борис Леонидович Пастернак.

В 2011 году поселок встретит юбилей — 200 лет отметят с тех пор, как князь Всеволод Всеволжский заложил на реке Вильве железоделательный завод. Так случилось, что с этим местом оказались связаны судьбы выдающихся деятелей истории и культуры России: Савва Морозов налаживал здесь химическое производство, Антон Павлович Чехов открыл в поселке начальную школу, известный биохимик Борис Збарский служил управляющим заводами, а Борис Пастернак полгода прожил во Всеволодо-Вильве в качестве гостя и помощника Збарского. Именно здесь, во Всеволодо-Вильве, Пастернак делает выбор между музыкой и поэзией в пользу последней и уезжает в Москву поэтом.

Дом управляющего, где жили Збарские и Пастернак, разрушенный в 1990-е годы, два года назад восстановлен стараниями фонда «Юрятин» при поддержке губернатора Пермского края Чиркунова. Сегодня «Дом Пастернака» — часть краевого музея и место русской культурной памяти. Вокруг этого очага культуры начинают формироваться разные сообщества: в Перми создано Всеволодо-вильвенское землячество, в которое вошли уроженцы поселка, добившиеся успеха на разных поприщах. При «Доме Пастернака» стараниями приехавших из Перми профессионалов возникла гончарная мастерская, сегодня все большее количество местных жителей пробует в ней свои силы. Для этого, кроме желания, ничего не нужно. Глиной бесплатно обеспечивает местная администрация. В «Доме Пастернака» уже собралось изрядное количество работ, которое вполне может потянуть на интересную выставку. Я не хочу рисовать пастораль, все далеко не безоблачно, я всего лишь хочу сказать, что здесь есть попытка что-то сделать. Когда люди не рассказывают, что все безвыходно, а пытаются несмотря ни на что работать, появляется надежда. Во Всеволодо-Вильве ее дуновение ощущается.

Добавляет оптимизма и вот какой факт. Программа возрождения горнозаводской территории «Всеволодо-Вильва: от заводского поселка — к центру творческих индустрий» победила в президентском конкурсе социально значимых проектов. В центре проекта развитие новой творческой индустрии — производства художественной керамики. Выбор направления опирается на местные традиции, природные ресурсы и позитивный опыт проведения в поселке арт-резиденции керамистов.

А началось все с того, что Владимир Абашев предложил нескольким пермским керамистам приехать во Всеволодо-Вильву и попробовать поработать: никаких обязательств, не понравится — уедете. Вот результат. Сдвиги в культуре начинаются именно так, революции и волевые решения ей противопоказаны. Путь в культуре не бывает коротким, но важно понимать, что ты выбрал нужное направление. Когда фонд «Юрятин» добьется блестящих результатов, бог весть. Но точно можно сказать: он на верном пути.

Елена ГАРЕВСКАЯ

вернуться в каталог